Коллекция музыкальных записей. Композиторы. Творческие эпохи. Жанры.
Материалы по истории искусства и музыки
Энциклопедия музыкальных инструментов
Известнейшие музыканты XX века
Музыкально-поэтический репертуар для детей и взрослых
Коллекция наскальных изображений. Шедевры живописи, пластики, архитектуры.
Серьёзные и иронические задания с комментариями
Программы. Темы для занятий. Контрольные вопросы. Курс творческой практики. Рабочие тетради.
Help & Setting (Инструкция и настройки). Обновления для статической версии.

Современное оборудование, учебные и профессиональные инструменты

Предисловие к multimedia энциклопедии Sonata
О коллективе создателей ресурса

Как звуки природы

Приёмы и средства имитации. Человеческий голос сотни тысяч лет назад. Доисторические и древние сигнальные инструменты. Ритм как средство безопасности. Имитация в музыке.

Мы уже говорили о том, как имитация звуков природы в сочетании с ритмической основой подаваемых сигналов помогала нашим далёким предкам выстоять в схватке с сильным зверем, военным противником, сохраняя возможность действовать слаженно, но не обнаруживая себя, что, пожалуй, было очень кстати, если совместные действия происходили в лесу или на пересечённой местности.
Имитационные приёмы, призванные разнообразить сухой язык ритма, потребовали огромного количества всевозможных предметов – инструментов. И поначалу это были вовсе не музыкальные инструменты, а всё те же предметы обихода, элементы военного и охотничьего снаряжения доисторического человека.
Самым доступным и по сути первым осмысленно применяемым инструментом и средством имитации стал человеческий голос. Он же в свое время являлся и самым грозным оружием. Молодых охотников древних племен обучали пользоваться этим оружием... девушки. От девичьего крика бизон падал в обморок, а медведь, спасающийся от шума, создаваемого преследующими его охотниками, валился с дерева… Это “оружие” использовалось сотни тысяч лет назад.
Арсенал средств имитации постепенно пополнялся трубами из морских раковин или рогов животных, охотничьими манками, изготовленными из пустотелых растений, например бамбука. Доисторические охотники могли перекликаться, как слоны, и пересвистываться, как птицы,  узнавая друг друга благодаря ритмической основе подаваемых сигналов. А если бы не так? Тогда товарищи охотника, скрывающегося в зарослях, могли бы перепутать незадачливого "сигнальщика" с птицей и, чего доброго, запустить в него камнем, а то и копьём. Справедливости ради надо признать, что и такое случалось, а впрочем, и сейчас случается. Если неудачник оставался цел, можно было ему сказать, чтобы пошёл к старейшинам и ещё поучился, получше! А если нет?
Как мы с вами видим, отнюдь не случайно с давних пор бытует очень короткое и ёмкое определение музыки как звукового процесса, чётко организованного во времени.
С незапамятных времён традиции имитации сохраняются и развиваются в нашей речи, в поэзии, в музыкальном искусстве.    
Надо отметить, что живописцы великолепно передают картины природы, стихию, ландшафт, повадки его обитателей. Но эти картины молчат...  Или нам только так кажется?
А  в  песне  старинного  французского автора  Клемана  Жаннекена "Пение птиц", исполняемой a capella, певцы замечательно имитируют голоса жаворонка, синицы, кукушки, малиновки, дятла и других певчих обитателей леса.
В знаменитом концерте "Весна" из цикла "Времена года" итальянского композитора Антонио Вивальди эту эстафету подхватывают скрипки, но для изображения картины бури в концерте "Лето" композитор использует весь состав и расширенное звучание камерного оркестра.
Немецкий композитор Людвиг Ван Бетховен также изобразил силу стихии, в музыке четвёртой  части своей Шестой ("Пасторальной") симфонии, но уже силами большого симфонического оркестра.
А Франц Шуберт в своей тонкой и шутливой песенке "Форель" с помощью одного лишь фортепьяно очень достоверно передаёт журчание ручейка, всплеск и мерцание серебристых спинок быстрой форели сквозь прохладные прозрачные струйки.
Русский композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков – автор одной из самых известных имитаций в истории музыки! Это легендарный "Полёт шмеля".
Удивительно достоверны картины природы в творчестве австрийского композитора Густава Малера. Его ремарку (комментарий) к партитуре Первой симфонии мы использовали в качестве названия этой главы. А вся его Третья симфония  это разговор с Природой на её языке.
Французский автор Артюр Онеггер блестяще имитирует движение железнодорожного локомотива – паровоза с гордым именем "Pacific 231".
Его соотечественник Камиль Сен-Санс и русский композитор Сергей Прокофьев предпочитали персонажи условно-зоологического характера. При этом Сен-Санс – организатор великолепного музыкального "Карнавала животных" – пригласил "поучаствовать" в нём и пианистов (которые занимаются, по-видимому, как звери), а Сергей Прокофьев в своей музыкальной сказке "Петя и Волк" воссоздал и два характерных персонажа – бесстрашного пионера Петю и его ворчливого дедушку.
Этот список можно предложить продолжить нашему читателю, но до конца его мы так и не доберёмся: музыка всё возникает и возникает, всё говорит и говорит с нами о чём-то…
А мы говорим о музыке… Иногда даже в стихах, ведь, возвращаясь к истокам речи, легко обнаруживаем, что многие слова по сути – имитация звуков природы…

              * * *
Музыка моя, слова,
их склоненье, их спряженье,
их внезапное сближенье,
тайный код, обнаруженье
их единства и родства – 

музыка моя, слова,
осень, ясень, синь, синица,
сень ли, синь ли, сон ли снится,
сон ли синью осенится,
сон ли синью осенится,
сень ли, синь ли, синева –  

музыка моя, слова,
то ли поле, те ли ели,
то ли лебеди летели,
то ли выпали метели,
кровля, кров ли, покрова –  

музыка   моя,   слова,
ах, как музыка играет,
то ли сердце замирает
и кружится голова – 
синь, синица, синева.

                Юрий Левитанский

Итак, человеческий голос – первое средство имитации, которое использовалось человеком ещё до создания первого из музыкальных инструментов.
Любопытно, что, создавая скрипку, один из самых совершенных (и по сей день!) инструментов в мире, старинные мастера ставили перед собой задачу имитации… человеческого голоса. И справились с ней!
Но прибережём эту историю на будущее…

пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ